путешествуем вместе :)
Архивы

Амстердам - жизнь на воде - продолжение

КАНАЛЫ БЫЛИ КОЛЫБЕЛЬЮ АВАНГАРДА, культурного и интеллектуального, на протяжении веков, уверена Линда Боувс, директор культурного центра Felix Mentis. В золотой век Амстердама здесь жили влиятельные купцы, заказывавшие картины у знаменитых живописцев, таких как Рембрандт и Вермеер. В городе процветала не только свобода религии, но и свобода печати, что привлекало сюда ученых и мыслителей со всей Европы. По словам Бо­увс, только здесь Рене Декарт смог выпустить свои труды по философии, с которыми многие связывают начало эпохи Просвещения. «Жители Амстердама всегда имели репутацию людей решительных и независимых. И это неудивительно, поскольку городом управляли влиятельные горожане», — объясняет Боувс. В 1788 году 40 зажиточных амстердамцев, вдохновленные идеями Просвещения, основали общество Felix Mentis, призванное поддерживать искусства, философию и науку. На Кейзерс-грахт был построен дворец, в стенах которого находился первый в Европе концертный зал, где выступали самые знаменитые музыканты.

Но общество это давно прекратило свое существование. После Второй мировой войны во дворце на 34 года обосновалась штаб-квартира Коммунистической партии Нидерландов. Потом, правда, он снова стал площадкой для конференций, театральных спектаклей и общественных дискуссий.

Сегодня каналы — убежище для самых разных людей. Так, заброшенное строение на канале Сингеле, когда-то бывшего городским рвом, выкопанным еще в 1428 году, стало домом для американца по имени Джош Молей. Это здание бывшей кондитерской фабрики было выкуплено городскими властями и теперь стало общиной, где при финансовой поддержке города живут и работают люди творческих профессий. Среди табличек у входной двери есть и такие: «Фонд пропаганды веселья» и «On File» — организация поддержки журналистов, вынужденных бежать из родных стран. Многочисленные культурные события в непосредственной близости от дома с избытком компенсируют для жителей отсутствие сада или балкона, а также нехватку мест для парковки. «Хорошо, что квартира обходится недорого, — говорит Молей. — Только поэтому мы можем позволить себе дом с видом на канал». Город, купивший здание в конце 1980-х, берет с жильцов очень умеренную арендную плату. Но, в свою очередь, жильцы обязаны достойно содержать здание, в том числе следить за покраской стен и канализационной системой. За последние двенадцать лет в районе, по наблюдениям Молэя, очень многое изменилось. «Еще недавно переулки в районе Сингела и Херенграхта пестрели “красными фонарями”. Теперь они в основном исчезли, и проблемы, связанные с наркотиками, практически сошли на нет», — оптимистично уверяет он. С другой стороны, многие молодежные организации, такие как культурно-спортивные центры, закрываются, потому что не могут платить аренду. На их место приходят гостиницы — перемена, которая, по мнению Молэя, ослабляет социальную общность квартала: «Население каналов становится менее разнообразным, они превращаются в район для богатой публики.

Амстердам - жизнь на воде - продолжение

В золотой век Амстердама на каналах жили влиятельные купцы, заказывавшие картины у Рембрандта и Вермеера. Например, в здании напротив многие квартиры заняты иностранцами, и большинство пустует по полгода». КАНАЛЫ АМСТЕРДАМА ПРИВЛЕКАЮТ И ИНОСТРАННЫЕ КОМПАНИИ. Склады, когда-то хранившие товары из дальних земель, сейчас превращаются в офисы для процветающей креативной «индустрии идей». Международное рекламное агентство Wieden+Kennedy (W+K), придумавшее кампании таких марок, как «Хайнекен» и «Найк», занимает два огромных здания на Херенграхте. «Кольцо каналов — это самый центр Амстердама, а Амстердам — сердце Европы, — объясняет Памела Уорброок из W+K. — Великолепные памятники культуры создают атмосферу мегаполиса. И в то же время здесь присутствуют элементы сельской жизни: например, наши сотрудники могут приезжать на работу на велосипеде. Это смешение деревни и города идеально подходит такой международной компании, как наша». Привлекательность города для иностранных работников — отнюдь не примета сегодняшнего дня. После захвата Антверпена испанцами в 1585 году множество купцов из Южных Нидерландов — большинство из них были протестантами — бежало в Амстердам. Их прибытие стало для города стимулом экономического развития и заложило основу для голландского золотого века. «Без рабочих из Германии, Скандинавии и Восточной Европы кольцо каналов никогда бы не было проложено», — утверждает историк архитектуры Габри Ван Туссенброк.

ВОКРУГ КАНАЛОВ УДИВИТЕЛЬНО МНОГО ЗЕЛЕНИ для сердца мегаполиса. За несколько веков на стенах и фасадах набережных вывелись необычные формы городской растительности. Ландшафтный архитектор Эрнст Ван дер Ховен утверждает, что меж камней можно найти исчезающие виды, а также лекарственные и бесчисленные дикие садовые растения. Каналы — дом для лысух, цапель и лебедей, а в местных садах полно синиц, вьюрков, крапивников и дроздов.

Амстердам - жизнь на воде - продолжение

Ван дер Ховен живет в построенном в 1709 году величественном здании на канале Кейзерсграхт — по соседству с домом Тульпа, которого Рембрандт изобразил в своей знаменитой картине «Урок анатомии доктора Николаса Тульпа». «В этой части Кейзерсграхта вы все еще можете найти старые вязы с веерообразными кронами. Некоторые из них так высоки, что летом за ними почти не видно домов на противоположном берегу. Когда я сижу в саду, слушая щебет птиц, я почти забываю, что нахожусь в самом центре города», — рассказывает Ван дер Ховен. Тенистые внутренние садики — один из самых тщательно хранимых секретов кольца каналов, составляющих исторический центр Амстердама. Их не видно со стороны улицы, и зачастую они закрыты для посторонних. Ван дер Ховен называет их «зелеными легкими города».

В этих садах можно увидеть каштаны, липы, клены. А еще в них с незапамятных времен растут плодовые деревья — мушмула, тутовник, айва. Как объяснил Ван дер Ховен, когда закладывались сады, в городе действовали строгие правила — статуты. Как и дома, сады эти соответствовали разным стилям. В XVII веке был популярен французский сад, где ровные живые изгороди опоясывали клумбы, а дорожки были разбиты с геометрической точностью. В XVIII столетии пришла мода на английские сады с романтическими спрятанными в кустах беседками и более свободной планировкой. «Сады были созданы, чтобы ими любоваться, они давали тень и свежий воздух», — объясняет Ван дер Ховен. В своем саду он поставил пчелиный улей, чем способствует сохранению местного городского биотопа — по его словам, пчелы — незаменимым элемент пищевой цепи, так как они опыляют растения и деревья. Для такой городской среды, как кольцо каналов, здесь произрастает поразительно много видов, а пестициды не применяются, так что для пчел — просто идеальные условия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *