путешествуем вместе :)
Архивы

Афганистан

Кочующие киргизы

В суровых условиях даже незначительное недомогание — насморк или зубная боль — может легко перерасти в тяжелое заболевание. Уровень детской смертности среди афганских киргизов, возможно, самый высокий в мире. Меньше половины из них доживают до пяти лет. Случается, что родители теряют пятерых, шестерых или даже семерых малышей. Вызывает тревогу и число женщин, умирающих при родах. Читать далее

Кочующие киргизы

Уровень детской смертности среди афганских киргизов, возможно, самый высокий в мире. Это нелегкая ноша для молодого вождя. Хану всего 32 года, и он на них и выглядит: даже длинные свисающие усы не придают его мальчишескому лицу солидности. Он невысокого роста — всего метр семьдесят, и весь будто переполнен энергией. У него светло-карие глаза, красноватая обветренная кожа, он любит носить традиционную отороченную мехом шапку с завязанными наверху ушами. Читать далее

Браки киргизы заключают по договоренности, когда девушка еще не вышла из подросткового возраста. «Мы не из тех глупых людей, которые позволяют женщинам ходить везде, где им заблагорассудится», — объяснил хан. Браки киргизы заключают по договоренности, когда девушка еще не вышла из подросткового возраста. Одной из немногих женщин, побеседовавших со мной, была свободолюбивая вдова Бас-Биби. По ее подсчетам, ей стукнуло лет семьдесят. Читать далее

Кочующие киргизы

Киргизы все еще кочуют на северо-востоке Афганистана, в одном из самых удаленных и высокогорных регионов мира, среди завораживающих взор пейзажей. Но на этих небесных высотах царит ад.
Киргизы, кочевники по необходимости, перегоняют свои стада через Вахан — северо-восточную часть Афганистана, где ледниковые долины чередуются с заснеженными хребтами.

Хан мечтает об автомобиле
И неважно, что здесь нет шоссе. Его отец, тоже хан, всю жизнь добивался постройки дороги. Новый хан озабочен тем же самым. Дорога, доказывает он, позволит докторам с их лекарствами быстрее добираться сюда. И тогда, быть может, людей станет умирать меньше. К тому же учителя смогут сюда приезжать. А еще торговцы. Здесь появятся овощи. И его народ — киргизские кочевники из далекой афганской области — получит законный шанс на процветание. Работа Рушан-хана — это разговоры о дороге. Со всеми, кто может помочь ее построить. Это его цель. А машина — его мечта. «А какую бы машину ты хотел?» — спрашиваю я. «Любую, какую бы вы мне подарили», — отвечает он, и улыбка раздвигает кончики его усов. Сейчас здесь нет ни дороги, ни машины. Единственное, что есть, — это як. Одного яка хан держит за бечевку, продетую сквозь нос животного. Другие топчутся рядом. Сегодня — день перекочевки, и все имущество хана нужно навьючить на спины яков. В том числе — десяток чайников, чугунную печку, автомобильный аккумулятор, две солнечные батареи, юрту и 43 кошмы. Хану помогают младший брат и еще несколько человек. Яки бодаются и фыркают. Навьючивание — это не только погрузка вещей, но и борьба со строптивыми животными. Читать далее