путешествуем вместе :)
Архивы

Фареры - далекие и уютные - част четвертая

У Марни, кстати, я увидел и другую сторону местной культуры: к концу ужина пришли еще двое гостей — дядя хозяина с сыном, Иогван и Бардур. Дядя сел не за стол, но за рояль. Сын взял в руки гитару. И они стали петь местные грустные песни. Да, и дядя, Йогван-из-Лакьюни, оказался спикером парламента Фарерских островов.

Погружение в мир живых морепродуктов продолжилось на следующий день, когда Бирги Энни, шкипер шхуны Nordlisid, взял нас с собой во фьорд на охоту за гадами. Погружение в прямом смысле: когда мы дошли до нужного места в Танга-фьорде, немолодой уже Бирги оделся в непромокаемый костюм и сиганул за борт. Через 30 минут он вернулся с уловом — целой сеткой огромных мидий и морских ежей. «Этим мидиям, — скупо поделился знанием Бирги, — лет по сорок-пятьдесят. Это оптимальный возраст. И это вам не выращенные на ферме раковины, это настоящие продукты моря».

Потом он достал перочинный нож и стал раскрывать раковины размером с ладонь. Внутри была жирная плоть, цвет которой менялся от белого до ярко-оранжевого. Оранжевой была и икра морских ежей. Ничего подобного я не пробовал никогда в жизни. Понимаю, что слишком часто употребляю в рассказе этот оборот, но ведь правда я никогда ничего подобного не пробовал. Мидий ел, ежей тоже, но не таких же! Кстати, на шхуне нашлась и бутылка белого. Аскетизм местной жизни не подразумевает отказа от небольших радостей.
Когда поглощать живых моллюсков было невмоготу, пусть и с вином, Бирги поставил на огонь кастрюлю (вместо соли рыбак плеснул в кастрюлю кружку забортной воды) и быстро сварил фирменный суп. Суп островитяне едят охотно. Готовят его и дома (ловец лангустинов подал нам биск из голов лобстеров), и на шхуне (как Бирги), и в гастрономическом ресторане, и на даче. Да-да, у и так живущих на природе островитян есть некое подобие дачек — домики на почти необитаемых скалах, вроде того, где Трондур с Гёту, рыбак, устроил небольшой пир под открытым фарерским небом.

Из Сорвагура, главной деревни острова Вагар, на посудине с открытой палубой мы пошли по Сорвагс-фьорду (тому самому, извилинами которого следуют приземляющиеся на Фарерах самолеты) до Тиндхолмура, острова, вздымающегося из океана пятью зубами-вершинами. Кое-как пристав к осклизлым камням (никакой пристани, конечно, на Тиндхолмуре нет), мы побросали вещи на берег, спрыгнули сами и пошли к двум черным просмоленным домикам — «даче» Трондура.

Обычно Трондур оказывается здесь в двух случаях: когда наступает сезон ловли птиц (фарерцы ловят и едят каких-то местных дроздов) или когда ему хочется выпить и закусить с друзьями. Рыбак быстро разжег огонь, поставил котел с родниковой водой (добавив в нее воды морской), начистил картошки, завернул в фольгу и положил на гриль мелкой рыбешки, достал шмат китового мяса и хлеба, моментально наделал сэндвичей с какой-то брюквой. В подполе нашлась дюжина бутылок местного пива Guli — и фарерский дачный ланч начался. Тосты говорил Магии Арге, кузен Трондура, «скьяльд», то есть сказитель, а по совместительству управляющий Atlantic Airways. Говорил об открытии Америки фарерскими викингами (мы выпивали) и о том, что фарерцам принадлежит по праву Бронкс (мы выпивали), рассказывал историю фарерского флага (мы выпивали) и историю национального перевозчика (ну, решите сами, что мы делали). Потом, наевшись ухи, китового мяса, рыбы, мы отправились гулять по острову. Подойдя к высокому обрыву, под которым кипела вода Атлантики, скьяльд показал на запад и сказал: «Вон там Канада. Рукой подать — только океан переплыть. Как наши предки викинги, первые в Америке». И мы пошли обратно к столу произносить тосты за первых в Америке.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *