путешествуем вместе :)
Архивы

Покорене Эвереста - часть третья

В 1933,1935,1936 и 1938 годах британцы провели еще несколько экспедиций, но они не имели успеха. В 1950-м руководитель британской экспедиции 1938 года Билл Тилман и американец Чарлз Хьюстон стали первыми альпинистами и вообще пер­выми приезжими, которые увидели Эверест с южной стороны. Год спустя Шиптон и Хиллари поднялись выше Тилмана и Хьюстона. По сложнейшему ледопаду Кхумбу альпинисты вышли в Западный цирк, где их остановила огромная трещина. Ледо­пад Кхумбу и Западный цирк первым описал Мэллори, увидев с одной из обзорных вершин во время разведки 1921 года. Тогда он посчитал этот путь малопригодным именно из-за труднопроходимого ледопада и большого количества трещин. Но те­перь стало ясно: ледник Кхумбу проходим, Западный цирк — подходящее место для передовой базы, да и стена Лхоцзе тоже выглядит вполне доступно. В начале апреля 1953-го британцы начали штурм Эвереста со стороны Кхумбу. Руководителем экс­педиции назначили полковника Ханта. Он не пользовался особым авторитетом сре­ди альпинистской элиты Великобритании, но имел достаточный высотный опыт.

Хант поставил в одну связку Эдмунда Хиллари и Тенцинга Норгея, которые стали по его замыслу фаворитами, нацеленными на победное восхождение. 22 мая 19 человек поднялись на Южное седло и заложили базу для нового штурма. Эдмунд и Тенцинг в тот же день спустились в Западный цирк для короткого отдыха. С точки зрения современного опыта схема «подъем — спуск — отдых — штурм» обеспечива­ла максимально эффективную акклиматизацию на запредельной высоте. Установ­ку лагеря Хант взял на себя. 26 мая он вместе с шерпом Да Намгъялом занес палатку и продукты на высоту 8340 метров и чуть не умер на подъеме. В тот же день Эванс и Бурдиллон вышли на первый штурм вершины, но не достигли успеха. Днем позже на штурм вышли Эдмунд Хиллари и Тенцинг Норгей в сопровождении Лоу, Грегори и Анг Ньимы. По дороге они подобрали груз, оставленный Хантом и Да Намгъялом, что увеличило ношу каждого до почти нереальных на такой высоте 28 килограммов. Им удалось доползти до отметки 8500 метров, где они начали устраиваться на ночев­ку. Лоу, Грегори и Анг Ньима пошли вниз, довольные своим достижением.

В четыре часа утра альпинисты встали, а в шесть вышли наверх. Они успеш­но прошли острый гребень с нависающими карнизами и скальный участок. Пол­часа, понадобившиеся для его преодоления, Хиллари потом называл вечностью, за что ступень получила его имя. В девять часов утра 29 мая 1953 года Эдмунд Хиллари и Тенцинг Норгей взошли на вершину Эвереста.

«Он обречен, у него нет кислорода» Иван Душарин, вице-президент Федерации альпинизма России, участник восхождения на Эве­рест в 1992 году, рассказывает о высотной этике Вы сталкивались с ситуа­цией, когда человеку или группе, оказавшейся в угро­жающей жизни ситуации, могут не прийти на помощь? Да. В 1992 году наша груп­па поднялась на вершину, сле­дом подошла коммерческая экспедиция. Пока мы снимали фото и видео с флагом России, они повернули на спуск рань­ше нас. И вот мы спускаемся со Ступени Хиллари, я подхожу к краю стены и вижу: внизу на снегу лежит человек, пристег­нутый к перилам, около него хлопочет еще один, а осталь­ные уходят. Когда мы спусти­лись, и хлопотавший ушел. Подходит наша группа, и тут лежащий человек обращается к нам по-английски: я, мол, уз­нал вас, вы русские, только вы можете меня спасти, помогите.

Я говорю: «Вот его товарищ только что отошел, сейчас мы его догоним и спросим, что случилось». Мы пошли, а ле­жащий закричал, что мы бро­саем его, посылал проклятия… Догоняем его товарища уже у южной вершины, где у нас запасные кислородные балло­ны. «А он обречен, — отвечает тот, — у него нет кислорода».

Я говорю напарнику Андрею Волкову: мы можем поделить­ся запасом, нам не хватит на спуск, но мы нормально себя чувствуем и 200-300 метров спустимся без кислорода. Он: «Все, Иван, я понял». Тут же отсоединили один из балло­нов, проверили, где кисло­рода достаточно для спуска. И они пошли к умирающему, а я остался ждать. Минут через 15-20 Андрей возвращается. «Все нормально, — говорит, — дал ему кислород, он ожил, сам спустится».

Потом выяснилось, что это был гид американской коммер­ческой экспедиции. Видимо, спасая клиента, он отдал ему кислород, надеясь на то, что сам сможет спуститься и без баллона, но не хватило сил.

Почему те, кто отказывается от спасения людей, прини­мают такое решение?
Проблема в физической невоз­можности спасти. Когда вы до­стигаете высоты 7500-8000 метров, возможности человека очень сильно снижаются, и он вынужден просто бороться за свою жизнь. Иногда спасение одного может привести к гибе­ли нескольких человек. Все, кто побывал там, на космической высоте, это понимают.

Проходящие мимо умираю­щего отказывают ему в помощи не потому, что им так хочется, а просто потому, что не в состо­янии это сделать. Часто бывает, что люди просто не способны оказать помощь, поскольку сами пошли на высоту, не имея долж­ного уровня подготовки. Ком­мерческий альпинизм позволя­ет им такую попытку совершить с помощью профессионалов, но не обеспечивает техническую безопасность подъема. Горы, особенно высокие, — стихия, жесткая, сложная и непредска­зуемая, об этом нужно помнить всегда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *