путешествуем вместе :)
Архивы

Путешествие в Сицилию - жизнь на вулкане - окончание

Этна круто вздымается над побережьем Сицилии, и лишь далеко внизу на востоке сверкает бирюзовое море. Самый высокий действующий вулкан Европы (3300 метров) производит впечатление Дантова ада. До нас не дошло точных сведений, о том, взбирался ли создатель «Божественной комедии» на Этну, но, бредя в разреженной цепочке таких же путников вверх по хрустящей гряде серого вулканического песка, среди струй дыма, поднимающихся справа и слева из кажущихся бездонными расщелин, борясь с валящим с ног ветром, отворачиваясь от серных испарений, перехватывающих дыхание, легко представляешь себе завернутых в тоги Данте и Вергилия, а справа и слева — тени умерших, вырастающие из ям и провалов. Но когда наконец привыкаешь к узкой тропинке, которая вьется между провалами, отрываешь от нее глаза и смотришь вдаль, то понимаешь: нет, ты ни в каком не в аду, а все в той же Италии, самой прекрасной стране Европы.

Дикость Этны только кажущаяся. Безжизненные склоны, усыпанные богатой микроэлементами лавой, облагорожены человеческим трудом. Там и тут видны ровные ряды виноградников. Вино в основном так себе, но зато туристы хорошо покупают — это же виноград с лавы. Путешествуя сейчас по идиллической сельской Сицилии, основному поставщику апельсинов и эмигрантов на индустриальный север Италии, с трудом представляешь, что именно она, а не Тоскане настоящая прародина итальянского Возрождения. Но это так. Флоренция и Сиена, будущие жемчужины Ренессанса, возникли как римские военные гарнизоны времен расцвета империи, то есть на рубеже старой и новой эры. Палермо и Сиракузы на 800 лет старше — они основаны греками и финикийцами в VIII веке до н. э. как торговые города.

В Средние века на юге и западе Сицилии достаточно было копнуть мотыгой, чтобы наткнуться на греческую статую, и поскрести старый пергамен, чтобы под хозяйственными монастырскими записями проступило античное стихотворение. Когда император Священной Римской империи Фридрих II Гогенштауфен стал в начале XIII века проявлять интерес к «языческой учености», она хлынула отсюда потоком. Просвещенный император хоть и считался немецким королем, был сицилийцем до кончика бороды. Тогда же государственные мужи Якопо да Лентини и Пьетро делла Винея при дворе императора начали слагать нежные стихи, получившие, в противоположность античным, название sonetto — «песенки». И лишь полвека спустя они были подхвачены переимчивыми флорентийцами.

Размышления о прошлом внезапно прерывает голос нашего сопровождающего. «Вот здесь, — показывает он на дымящийся провал глубиной метров пятьдесят сбоку от тропинки, — еще недавно ничего не было. Лава пробила этот новый кратер!»

Сказать, что Этна стала безопасной, — значит сильно ее недооценивать. И сицилийцы себе этого не позволяют. Недаром на верхней площадке, куда прикатывают автобусы-внедорожники и откуда дальше начинаются пешие маршруты, помимо вполне уместных туалетов можно заметить сооружение, напоминающее дзот времен Второй мировой: три стены, врытые в землю так, чтобы за ними образовывалась закрытая площадка. Это простейшее укрепление предназначено для того, чтобы прятаться за ним при неожиданном выбросе лавы. Этна по-прежнему постоянно, раз в два-три месяца, извергается, засыпая окрестные поля лавовым песком и пеплом. Вулкан пробивает новые боковые кратеры, так что движение лавы непредсказуемо. В1928 году поток лавы уничтожил древний городок Маскали. Пум, пум! Последнее крупное извержение случилось в2002-м. После него пришлось полностью восстанавливать инфраструктуру на склонах — зимой здесь горнолыжный курорт — и окружающие деревни, были жертвы среди местного населения.

Из-за непрекращающейся активности вулкана ландшафт Этны постоянно меняется, на ней возникают новые отроги и расщелины. Поэтому точных карт Этны просто не существует. А приметы переменчивой природы передались архитектуре городов на склонах неспокойной горы. Так, в Катании и Мессине не найдешь привычного для Европы лабиринта узких улочек Старого города. Сам Старый город, разумеется, есть, но улицы в нем широки, словно проспекты распланированных в XX веке кварталов-новостроек. И это невозможно списать на все то же землетрясение 1908 года, когда многие города пришлось отстраивать заново. Улицы были широки и раньше. Когда вулкан оживает и земля начинает уходить из-под ног, жители, спасаясь от обломков, могут отбежать на середину улицы и оттуда наблюдать, как рушатся их дома.

Вот в этой готовности к натиску стихии, а также в умении возрождаться из пепла и кроется главный сицилийский секрет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *