путешествуем вместе :)
Архивы

Тайна смерти Императора - часть вторая

Ложный след: «подарок» генеральши. При гигантском для своего времени росте — два метра четыре сантиметра — Петр не отличался богатырским здоровьем: у него был нервный тик, судороги, склонность к простудам. Но о болезни, которая, как считается, свела царя в могилу, историки до сих пор не могут прийти к единому мнению. Обычно называют цистит (воспаление мочевого пузыря и мочеиспускательного канала), пиелонефрит (воспаление почек), мочекаменную болезнь или рак предстательной железы. В свою очередь, специалисты Ленинградской военно-медицинской академии им. С. М. Кирова, изучавшие материалы болезни Петра I, считают, что воспаление и язвы в мочеиспускательном канале, доставлявшие царю столько страданий, были следствием хронической гонореи.

В своих записках французский посланник де Кампредон пишет, что царь болел ею последние четыре года своей жизни. Недуг император получил от генеральши Евдокии Чернышевой, отличавшейся фривольным поведением, как и сам Петр. При соблюдении диеты, половом воздержании и отказе от спиртного болезнь отступала, хотя покалывание в нижней части живота и мочевом пузыре сопровождали Петра неотступно. Но, по свидетельству современников, он не обращал на это внимания. Несколько раз в год у царя случались обострения, сопровождаемые болями и задержкой мочи, однако через неделю он уже приходил в норму.

Так было и в 1724 году: согласно донесению де Кам- предона во Францию, царь легко перенес сентябрьский приступ и больше болезнь его особо не беспокоила.

Петр в последние месяцы жизни вел себя как человек, который вовсе не собирался умирать. «Царь не хочет и слушать ни о чем, кроме развлечений и прогулок», — сообщал в донесении в Париж де Камлредон. Однако, как пишет историк Андрей Островский, проведя несколько часов на холодном ветру в легком мундире полковника Преображенского полка, царь простудился. У него поднялась температура и началось жжение в области брюшины. Но на следующий день жар спал, боли утихли и Петр снова включился в активную жизнь. Он побывал на свадьбе слуги денщика Василия Поспелова Мишки, посетил ассамблеи графа Петра Толстого и адмирала Корнелия Крейца, а 15-го числа заехал в гости к капитан-командору Науму Сенявину. На 17-е император наметил поездку в Ригу.

Сообщники подозреваемых. Медицина бессильна.

Но тут случилось непредвиденное: Петру резко и без видимой причины стало хуже. Как сообщает де Кампредон, у царя поднялась температура, начались задержки мочи, сопровождаемые мучительными болями, царь бредил. Это резкое обострение болезни — первая странность в истории последних дней императора. Она заставляет предположить, что пароксизм был чем-то спровоцирован. Есть любопытное свидетельство, которое приводит в интервью «Медицинской газете» доктор исторических наук Нина Молева. Она говорит, что накануне Петру дали попробовать новый сорт конфет (большинство историков, впрочем, считают этот факт легендой), спустя несколько часов у царя началась рвота, жжение внизу живота, онемели руки и посинели ногти— типичные симптомы отравления ртутью или мышьяком. Яд, очевидно, усилил воспалительные процессы в мочевом пузыре, что и привело к беспричинному, на первый взгляд, обострению болезни, выгодному Меншикову и Екатерине.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *