путешествуем вместе :)
Архивы

Атмосфера Сайги

Теплый сентябрьский вечер. По выжженной солнцем степи несутся два мотоцикла. Ветер разносит грохот моторов на километры вокруг. Шипованные колеса «проглатывают» кочки с частотой автоматной очереди, оставляя позади шлейф пыли… Мотокросс? Больше напоминает гонку на выживание: догоняющий мотоциклист бросает кусок цепи в колесо соперника. Промахивается. Бросает второй раз. Цепь со звоном отскакивает от металлической защиты. Не дожидаясь третьего броска, передний вдруг притормаживает, закладывает крутой вираж и валится на бок прямо под колеса преследователя…

Следователи потом подсчитают, что сидевший за рулем догонявшего мотоцикла Вячеслав Зимин, инспектор природного заказника «Степной», пролетел от места столкновения сорок два шага, несколько раз здарив-шись о землю головой и спиной. После падения 42-летний Зимин потерял сознание. Подрезавший его браконьер уцелел. Он вытащил из инспекторского карабина все патроны, вскочил на мотоцикл и умчался в сторону темнеющего на горизонте стада овец. Кто поссорил этих людей? Главный старожил здешних мест — маленькая антилопа сайгак. Браконьеру потребовалась пара часов, чтобы найти в безбрежной степи стадо этих грациозных животных. И меньше десяти минут, чтобы отбить сильного самца-рогаля от сородичей и превратить его в затравленного изможденного зверя. Мотоциклист гнал животное на скорости 80 километров в час. Когда сайгак, тяжело дыша, рухнул на землю, преследовавший его человек слез с мотоцикла, достал кухонный нож и перерезал ему горло. В этот момент из-за холма послышался треск инспекторского «Кавасаки».

Этот случай произошел в сентябре 2008 года. Вячеслав Зимин в результате падения травмировал позвоночник, провел полгода в больнице, но все-таки вернулся к работе инспектора заказника. Браконьера, за которым он гнался, нашли через несколько дней. 34-летний мужчина отсидел три года в тюрьме и уже вышел на свободу. А численность сайгака в российских степях с тех пор снизилась более чем в два раза. И приблизилась к критической отметке в 3500 голов, после которой восстановление популяции естественным путем уже невозможно.

Сайгак, или сайга, — единственный вид антилоп, встречающихся в Европе. Впрочем, из-за своеобразного облика многие зоологи склонны относить их к отдельному подвиду. Размером с немецкую овчарку, весом до 40 килограммов, на тонких, увенчанных острыми копытцами ножках, с типичным антилопьим силуэтом, это животное может похвастаться довольно внушительным, нависающим над губами… «хоботом». Будто природа, создавая сайгака, перепутала антилопу со слоном.

250 тысяч лет назад, когда сайгаки уже бродили по тундростепям от Аляски до Монголии, подобных «смесей» в царстве зверей было предостаточно: «волосатый слон» мамонт, гигантский олень с рогами лося, бобр размером с медведя… Многие из этих животных, представители так называемой мамонтовой фауны, вымерли. Сайгак уцелел. С густым подшерстком и длинными ноздрями, согревающими проходящий через них холодный воздух, сайгак отлично приспособился к суровым условиям ледникового периода. Вполне комфортно он себя чувствует и в нынешнем резко континентальном климате евразийских степей. Ровесник мамонтов, сайгак пережил Великое оледенение, засухи и землетрясения. Но теперь оказался на грани вымирания по той же причине, что и когда-то, возможно, мамонты, — из-за непомерного аппетита людей. «Каждый день из окрестных сел выезжало по восемь-десять охотников. Гоняли по степи на мотоциклах и машинах, ломали себе шеи, стреляли сайгака — попадали друг в друга! Здесь творилась настоящая бойня, и никому до этого не было дела!» — вспоминает 60-летний Анатолий Хлуднев, высокий мужчина в камуфляжной форме с погонами подполковника, сжимающий огромными руками руль старой «Нивы». Зеленая, покрытая пылью машина давно съехала с асфальтированного шоссе Астрахань — Элиста и теперь ныряет в ямы на проложенной по степи колее. Вокруг, до самого горизонта, простирается безрадостный пейзаж: редкие пучки жесткой травы чернобыльника торчат из мелкого песка, который взметнется темными тучами при малейшем дуновении ветра. Черные земли. Так эти места называли местные кочевники — калмыки и ногайцы, подразумевая, что безводная эта земля совершенно непригодна для жизни человека. Но как нельзя лучше подходит для скота — поросшие травой темные проталины виднеются на степных холмах даже в самые лютые снежные зимы. Сейчас часть этой территории занимает заповедник «Черные земли». Анатолий Хлуднев родился и большую часть жизни провел здесь, на юго-западе Астраханской области, между обширными камышовыми зарослями дельты Волги и еще более необъятными степями Прикаспийской низменности. Как и большинство здешних мужчин, он еще в детстве стал заядлым охотником и рыболовом. Когда, будучи школьником, он только учился стрелять из отцовского ружья, в волгодонских степях бродило не менее полумиллиона сайгаков.

Атмосфера Сайги

Многочисленные стада можно было увидеть на огромных пространствах от Волгограда и Ростовской области до Дагестана и Астрахани. Охотничьи хозяйства получали лицензии на промышленную заготовку сайгачьего мяса. «В 1960-х баранина и говядина стоили два сорок — три пятьдесят, а сайгачатину продавали в магазинах по девяносто копеек за килограмм! Это было самое дешевое мясо!» — вспоминает Хлуднев. При этом поголовье сайгака во всем СССР стабильно держалось на уровне 850 тысяч голов. Но когда подполковник Хлуднев в 1990-х вышел в отставку и мечтал, как будет обучать охотничьим премудростям внуков, оказалось, что стрелять в родных степях скоро будет некого. Перепрыгнув насыпь, скрывающую трубы газопровода, «Нива» проезжает мимо вывески: «Природный заказник «Степной». Охота запрещена». Летом 2000 года Анатолий Хлуд­нев со знакомым трактористом менее чем за сутки обнес «забором» из таких табличек 8 7 тысяч степных гектаров — по площади примерно половина Санкт-Петербурга. Правительство Астраханской области объявило эти земли заповедными. Новый заказник, директором которого назначили Хлуднева, вплотную примкнул к границам созданного в 1990 году в Калмыкии заповедника «Черные земли». Оба природных резервата преследуют одну цель — сохранить российскую популяцию сайгака. Ареал, который за тридцать лет сжался с необъятных тысяч квадратных километров до тех самых степных гектаров на границе Астраханской области и Калмыкии. Куда ушел сайгак из российских степей?

Вам также могут быть интересны следующие туристические новости:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *