путешествуем вместе :)
Архивы

Покорение Эвереста - часть первая

Эверест, Джомолунгма, Сагарматха — это мечта многих альпинистов, которая впер­вые покорилась человеку ровно 60 лет назад, 29 мая 1953 года. На гору идут в составе больших экспедиций и маленьких групп. Теряют вес, пальцы, а иногда жизнь. Бо­лее 3000 человек побывало на вершине, и более 200 навсегда осталось на его склонах.

В1979 году на спуске с вершины американец Рей Генет и немка Ханнелора Шмац умерли от гипоксии, истощения и холода на высоте 8350 метров. Тело зако­ченевшей Ханнелоры, застывшее в сидячей позе на юго-восточном гребне горы, ста­ло первой мрачной достопримечательностью Эвереста. В1984 году при попытке спустить его сорвались и погибли Иогендра Бахадур Тапха и Анг Дордже. Чуть позже ветер сделал то, что не смогли люди: он сдул тело на восточный склон горы, на Канчунгскую стену. В начале 1990-х после отмены квот на восхождения началась эпо­ха коммерческого альпинизма, и вскоре тела замерзших или разбившихся восхо­дителей стали обыденной деталью пейзажа на классических маршрутах к вершине. Многие трагические случаи происходят в «зоне смерти», как называют высо­ту более 7500 метров. Термин ввел Эдуард Висс-Дюнан, врач швейцарской весенней экспедиции 1952 года. На этой высоте возможно только кратковременное пребыва­ние. На ней состояние здоровья человека из-за недостатка кислорода, холода и актив­ного солнечного излучения постоянно ухудшается. Начинается апатия, снижается двигательная активность. Организм не восстанавливается. В острых случаях горной болезни развивается отек мозга и легких, наступает кома и смерть. Лучшее лечение — как можно быстрее спуститься. Немногие рискуют жизнью ради того, чтобы помочь умирающим (в том числе и потому, что участники коммерческих восхождений не имеют для этого достаточной подготовки). А тем, кто почувствовал там себя плохо, редко выпадает шанс стать героем репортажа о чудесном спасении. Весной 1996 года из-за плохих погодных условий на Эвересте погибли сразу 15 человек из разных групп. Позже альпинистская общественность обвинит япон­скую группу в том, что те равнодушно прошли мимо погибающих индийцев. Один из японцев так объяснит случившееся: «Мы слишком устали, чтобы им помогать. Выше 8000 метров — не то место, где люди могут позволить себе соображения мо­рали». Однако тогда же казахстанский альпинист Анатолий Букреев на высоте 8000 метров спас жизнь трем участникам своей коммерческой группы. Но не только пурга, мороз и страшный ветер бывают причиной смерти. В ве­сенний сезон 2006 года на Эвересте стояла отличная погода — устойчивая, ясная. Но сезон стал вторым, после 1996 года, по количеству жертв. На склонах горы осталось 11 восходителей — причиной смерти стали истощение и гипоксия. Многие решивши­еся тогда на штурм были к нему не готовы. В плохую погоду они остались бы внизу, в хорошую решили рискнуть и заплатили за это собственными жизнями.

В тот же сезон на вершину взошел новозеландец без ног, до высоты почти 8000 метров без кислорода добрался больной астмой датчанин. Байкер с многочис­ленными титановыми вставками в позвоночнике (результат нескольких тяжелей­ших аварий) повернул в 100 метрах от вершины. И все они прошли мимо умиравше­го 34-летнего британского альпиниста Дэвида Шарпа. Рассел Брайс — руководитель одной из коммерческих экспедиций по рации уговаривал восходителей своей груп­пы не рисковать жизнью ради человека, которому уже ничем не поможешь. «Не на­вреди себе, Макс, — говорил Рассел участнику, который первым обнаружил англича­нина, — откуда нам взять помощь? Дай ему кислород или просто иди дальше». Хотя все же некоторые шедшие мимо давали Дэвиду кислород, а один носильщик-шерп час пытался поставить его на ноги, но безуспешно: англичанин умер. Несколькими днями позже примерно в том же месте, где и Шарп, упал без со­знания Линкольн Холл — участник другой коммерческой экспедиции. Девять часов шерпы пытались его оживить, но в итоге ушли вниз в лагерь. Спустя семь часов еще один гид нашел живого Холла. Его доставили вниз, и он выжил, отделавшись обморожением рук. Однако Холл был участником достаточно богатой экспедиции, с большим числом шерпов. Про Шарпа же говорили, что он «заплатил только за то, чтоб иметь в базовом лагере повара и палатку», и это решило его судьбу.

Высотная этика ставит непростые вопросы. Нужно ли жертвовать возможностью покорить вершину и даже жизнью ради того, чтобы спасти незнакомого человека? Может ли гид нести стопроцентную ответственность за клиента на склоне? И наконец, если один заплатил за восхождение 60 000 долларов, а другой — в два раза меньше, то значит ли это, что первый дол­жен иметь в два раза больше шансов на выживание?

Многие из тех, кто стал легендой Эвереста, не признают наличия особой высотной этики. Первый его покоритель сэр Эдмунд Хиллари сказал, что «человеческая жизнь была, есть и бу­дет намного важнее, чем вершина горы». А по мнению семикрат­ного восходителя на Эверест Эда Вистурса, «если у тебя есть силы достичь вершины, то есть и силы спасти кого-нибудь». Но не все с этим согласны. Многие считают, что один альпинист не должен нести ответственность и рисковать восхождением и жизнью из-за плохой подготовки и преувеличенных амбиций другого. Терри О’Коннор, экспедиционный врач, покоривший Эверест, отметил: «Я примирился с тем, что даже друзья не пришли бы спасать ме­ня, если бы со мной там произошел несчастный случай».

Какая из точек зрения правильная, решает каждый сам. Но когда альпинист окажется на Эвересте, ему, вероятно, придется сделать выбор, от которого напрямую зависит жизнь незнакомо­го ему человека. Или жизнь самого альпиниста. Есть о чем поду­мать. Но задумываться надолго на Эвересте нельзя.

Многие восходители просят своих родных в случае гибе­ли похоронить их тело в го­рах. Когда трагедия случа­ется на Эвересте, на высоте более 7500 метров, у альпи­ниста есть все шансы остать­ся там навсегда, даже если никаких особых распоряже­ний семье он не оставлял. Операция по эвакуации тела с такой высоты часто не ме­нее, а то и более рискованное предприятие, чем восхожде­ние. Один из самых популяр­ных маршрутов на Эверест альпинисты между собой называют «радужным» — по пути там и тут из-под снега выглядывают разноцветные одежды погибших. В честь лежащих на склоне назва­ны и некоторые точки марш­рута, например пещера Зе­леные Ботинки, в которой погиб и остался лежать в яр­кой обуви Цеванг Палжор. Климатические условия на Эвересте — сухой воздух, па­лящее солнце и сильный ве­тер — приводят к тому, что тела просто мумифицируют­ся и сохраняются десятиле­тиями.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *